logotype

Современные принципы проведения тестирований

Коротко о современных принципах проведения тестировании в спорте. Нагрузка в тестах, в которых оценивается спортивная работоспособность, должна быть предельно специфична по отношению к избранной спортивной деятельности конкретного спортсмена. Следовательно. единственно достоверным в плане оценки уровня спортивной работоспособности тестом может считаться лишь двигательный акт. осуществляемый спортсменом в полном соответствии с его основной соревновательной деятельностью либо сама соревновательная деятельность. Компоненты функциональных систем («субсистемы»), конечно же, могут изучаться отдельно. Но даже наличие полной информации о параметрах функционирования одной или даже нескольких «субсистем» не позволяет судить о системе в целом. Нельзя оценить стихотворение в целом, прочтя лишь «вырванные» из него слова. И уж тем более разрозненные («частные») физиологические показатели не в состоянии предоставить исследователю исчерпывающую информацию о деятельности некой целостной функциональной системы конкретного поведенческого (в том числе двигательного) акта. Многочисленным исследователям, пытающимся судить о «целом» по «частному» следует помнить, что «языки составляющих систему компонентов не переводимы на язык системы в целом». Вспомним одно из высказываний Ганса Селье: «Нельзя определить, что такое мышь, если изучать каждую из ее клеток отдельно, даже под электронным микроскопом». Вместе с тем данные любых дополнительно проводимых исследований, получаемые и оцениваемые в связи с выполнением спортсменом предельно специфичных (по отношению к его соревновательной деятельности) двигательных актов, могут позволить оценить готовность к этой конкретной деятельности отдельных компонентов той функциональной системы организма спортсмена, которая эту специфическую деятельность осуществляет.

Сколь специфична (по своим функциональным, структурным, энергетическим критериям) любая деятельность организма, столь же специфичны процессы восстановления в нем. Специфичность трат и последующего течения восстановительных процессов должны определять и специфику проводимых спортивным врачом восстановительных мероприятий. Специалист, претендующий на право проведения восстановительных мероприятий в спорте, прежде всего, должен совершенно четко понимать, что так же как нет «деятельности вообще» («движения вообще»), так и нет «тренировки вообще» - есть конкретная тренировочная работа, выполняемая конкретным спортсменом в конкретных условиях. Спортивному врачу следует также знать, что большинство специалистов по спортивной педагогике сегодня придерживается принципа вариативности в построении тренировочного процесса как в отдельных тренировочных занятиях, так и в тренировочных микро- и мезоциклах, а это предопределяет, порой, глобальные различия в содержании каждого тренировочного занятия и исключает возможность реального прогнозирования даже ближайших результатов тренировочной деятельности спортсмена («...между задаваемой физической нагрузкой и достигаемым тренировочным эффектом нет однозначного соответствия...»; «...общий результат управляющей деятельности тренера ... будет ... неопределенным», что в свою очередь позволяет исключить возможность абсолютно безошибочного долгосрочного планирования восстановительных мероприятий в спорте. В случае высокой вариативности тренировочных нагрузок в микро- и мезоциклах единственная возможность повысить эффективность восстановительных мероприятий - использование ежедневного круглосуточного комплексного мониторинга за функциональным состоянием спортсмена с целью изучения реакций его организма на предшествующие тренировочные нагрузки и последующей своевременной и целенаправленной коррекции течения восстановительных процессов. Следует сказать, что проведение такого рода мероприятий может быть оправдано, прежде всего, в «элитном» спорте, но и сейчас и ранее подобный контроль полноценно не проводится и не проводится никем в мире.

В продолжение темы абсолютной специфичности целостных функциональных систем организма и в связи с рассмотрением проблемы восстановления после тренировочных и соревновательных нагрузок и повышения спортивной работоспособности следует остановиться еще на одном немаловажном вопросе, касающемся возможности направленной активации анаболических процессов в организме спортсмена с использованием различных фармакологических средств. Выше уже были высказаны определенные возражения против принципа, проповедуемого Ф.З.Меерсоном и его последователями и провозглашающего «взаимосвязь функции и генетического аппарата». К слову, приоритет в открытии данного принципа, беспрекословно отдаваемый Ф.З.Меерсону его многочисленными поклонниками и последователями сомнителен - еще Hunter в 1874 г. высказался о том, что каждая часть тела растет в результате физиологической потребности в функции этой части: о взаимосвязи функции и репаративной регенерации говорилось в работах исследователей, изучавших этот процесс у млекопитающих, «...работа, демонстрирующая зависимость генетического аппарата мышечных клеток здорового организма от уровня их физиологической функции, быта выполнена Р.Заком, который сопоставлял функцию трех различных мышц с интенсивностью синтеза белка и содержанием РНК в мышечной ткани»; аналогичные данные были получены А-Магейт, F.Novello, показавшими, что «...концентрация РНК, соотношение белка и РНК и интенсивность синтеза белка в различных мышцах одного и того же животного находятся в прямой зависимости от функции этих мышц». Вышеуказанный принцип, возведенный его «автором» в высшую степень уже в самом проповедуемым им представлении об адаптации («адаптация - деадаптация - реадаптация») отражает линейный, механистический и чрезмерно упрощенный подход Ф.З.Меерсона к изучению адаптационных процессов даже на клеточном уровне. В организме же в целом (в его различных тканях и органах) одномоментно могут протекать совершенно разнонаправленные процессы. определяемые реализованным в фенотипе генотипом, средовыми условиями и спецификой деятельности осуществляемой конкретным организмом. Указанные условия являются определяющими в получении некоего конечного результата любой (в том числе и спортивной) деятельности человека. Если условно выделить из них специфику осуществляемой деятельности, то можно с той же степенью условности сказать, что именно она. прежде всего, определяет специфику адаптационных изменений в организме человека. То есть, вопреки мнению Н.И.Волкова, между- задаваемой физической нагрузкой и достигаемым тренировочным эффектом всегда есть однозначное соответствие, обусловленное исключительно законами физиологии. И. кстати, именно знание физиологических законов не позволяет нам согласиться с Н.И.Волковым, провозглашающим, что «адаптация к воздействию физических нагрузок происходит согласно общей биологической закономерности, описываемой зависимостью "доза-эффект"» и демонстрирующим общую на сегодняшний день тенденцию судить о процессе адаптации исключительно с неспецифических позиций. Таким образом, если тренировочная работа, выполняемая спортсменом, будет в той или иной степени неспецифична по отношению к его основной соревновательной деятельности, то применение самых эффективных фармакологических препаратов в качестве средств восстановления и повышения работоспособности может не только не привести к ожидаемому эффекту, но и оказаться вообще неэффективным (в плане достижения более высокого спортивного результата). Интересно, что попытка убедить в этом спортивных педагогов, присутствующих на моем докладе по данной проблеме на научно-практической конференции, проводимой во ВНИИФКе в октябре 1999 года, была принята крайне негативно, несмотря на убедительные примеры из практики спорта, приведенные в докладе. Но здесь уместно привести высказывание С.Bernard: «...удача сопутствует подготовленным умам». Следует отметить, что все вышесказанное в том числе подтверждает давно известный в спортивной педагогике тезис о единстве всех составляющих (педагогической, медико-биологической, психологической) подготовки спортсмена. Однако этот тезис реально не применяется на практике и причина этого видится, прежде всего, в неприятии современными спортивными педагогами физиологических реалий.

Таким образом, в основе достижения спортсменом максимально возможного (на данный момент развития его организма) уровня тренированности (достижения «пика спортивной формы») должно лежать построение предельно специфичной функциональной системы конкретного двигательного акта, что соответствует достижению им состояния адаптированности к строго определенной тренером, но при этом физиологически обоснованной тренировочной нагрузке.

Яндекс.Метрика